?

Log in

Aug. 14th, 2015


Темная идея, черная краска, мерцающий контраст - новая работа захватила меня, но что же? Как и прежде, я боюсь ошибиться. У меня есть два решения, и я долго мечусь, пытаясь выбрать наиболее подходящий, что приведет меня к нужному результату, верному образу, парящему внутри сознания.

бррCollapse )

May. 7th, 2015

Холодный, колкий, туманный, красный, кофейный, пронзительный, чувственный, резкий.

День за днем закручивается невидимой спиралью, дым табака и выхлопов застилает глаза. Автоматизм, выработанный годами, слаженный в идеальную систему, работает безотказно, только не забывать смазывать хоть иногда ванильным эфиром. Пусть яд, но какой сладкий.

...Collapse )

Alchemy

First, you have to have the period of disorder, chaos; returning to a primeval disaster region. Out of that, you purify the elements, and find a new seed of life, which transforms all life, all matter, all personality — until, finally, hopefully, you emerge and marry all those dualisms and opposites. Then you're not talking about good and evil anymore, but about something unified and pure.

Jim Morrison
1967

Без конца

No end

Холодный, колкий, туманный, красный, кофейный, пронзительный, чувственный, резкий.

День за днем закручивается невидимой спиралью, дым табака и выхлопов застилает глаза. Автоматизм, выработанный годами, слаженный в идеальную систему, работает безотказно, только не забывать смазывать хоть иногда ванильным эфиром. Пусть яд, но какой сладкий.

Одним молочно-глянцевым днем стал заметен замысловатый орнамнент, словно легкая линия бердслеевского пера играет шутку. Орнамент изысканный, хоть и напряженный, сплел чудную паутинку. Постепенно пытливый взгляд уловил потемнения, узелки и пятна, которые все явственнее вызывали ощущение ошибки, неправильности, брака. Разрастающаяся сеточка, такая легкая и шелковистая, заполняла внутренние полости, выделяя капля за каплей клейкую мутноватую жидкость, оседающую на стенках.  

Кап…кап…кап… эхом отскакивало и снова возвращалось. Легкое онемение и покалывание, как небольшой побочный эффект. Но действительно ли небольшой? Застаивание крови в конечностях приводит к необратимым последствиям. Эффект ящерицы не срабатывает, хвост не вырастет там, где больше нет плоти, дающей импульс, дающей энергию. Красная энергия, бегущая по тонким паутинкам, бледнеет и трещинами опутывает глянцевое небо, пронзающее холодной яркостью солнце. Вернее, его подобие. Что есть солнце? Твое и мое восприятие, отражение генетически и физиологически обусловленной реакции на окружающий эфир. Что есть это солнце, что есть этот свет, этот день вне нас? Кто даст ответ на это человеческий вопрос? Человек-Кант? Человек-Сартр? Или сверхчеловек-Ницше, полный противоречий, как любой другой рожденный в крови и фекалиях узелок мяса? Возможно, Бог даст ответ. Тот Бог, что испытывает нас. Тот Бог, что наказывает. Тот, что мстит веками за непослушание и предательство когда-то в сладком Эдеме. Тот наделенный человеческими страстями Бог, которого мы так же пропускаем через себя, отражая, как этот день, это солнце, этот свет. Который говорит нашими устами, дышит нашими парами.

Хотим ли мы слышать его ответ, вложенный нашим разумом в его уста?

День за днем.



А цветопередача совсем плоха без хорошего фотика нынче

Tags:

попроще

Там снег и метель,
Тут темень.
Там вьюга и стужа,
Тут смрад.
Там в игры играют,
А небо все ниже,
И трещины снова
в губах.
Не больно совсем,
И бледность к лицу.
Смешать белый с красным
Смелее, прошу.
И волосы эти
длиннее-короче
Быстрее-быстрее
Не видеть за ними ни строчки.
Я вырыла ямку.
Небо все жиже.
Я спрятала тайну.
Тянет все ниже.
Я разве просила?
Дышат тихонько
Внутри меня комья
Прозрачной слюды.

холоднодекабрьское

А оно стоит того?
Без задних мыслей, без сожалений.
С ясным умом, вне всяких сомнений.
Уверовав в истинное
Мировоззренье.
Которое - что?
Каково оно?
Ах, в этом ведь суть
И в том.
Тут где-то в кармане моем
Завалялся кусок откровенья.
Держи, угощайся, слопай хоть весь.
У меня их на полках - ни счесть.
Священных, мистических, божиих.
Психоделических тоже.
Тихонько только кусай.
А то ведь тут рядом рай.

Oct. 9th, 2014

а куда деваются слюни, которые отсасываются, пока сидишь с разверзнутым ртом у дантиста?

литры богатств хранятся у этих магов белохалатных.  

Tags:

Aug. 17th, 2014

Неизменное, незыблемое прошлое, в котором навсегда застыло настоящее. Навеки застыли мы там, чувствуя, размышляя, задавая вопросы. И ведь там, в той вечности, мы никогда не узнаем, что мы - это прошлое, забытое или застрявшее в чертогах памяти словно заноза. Там мы уверенно существуем в своем собственном сознании, в то же время являясь лишь следом, лишь проекцией из тысячи проекций. Прозрачная тень слоями накладывается одна на другую, и каждая убеждена в незыблимости своего Я. Там, в неуловимом и неосязаемом потоке времени, которое существует ли?, мы вечно бредем по вечернему полю, накрытому мягким сверчащим небом, мы держим за руку того, кто кажется держит за руку нас, такую теплую, такую невесомую, что в следующий миг лишь молочная дымка щекочет пальцы и больше ничего.

Aug. 3rd, 2014

Фромма на меня нет
3as1

Tags:

Если человек не может понять и познать самое себя, как он может понять и услышать другого? Внять его чувствам, мыслям? Каждый лишь и способен на то чтобы проецировать себя и свои желания на других. Каждый стремится, пусть и подсознательно, культивировать свое эго в благодатной почве того, кто рядом; поливать, с заботой удобрять, впрочем не то настоящее, чем он является на самом деле, а тот идеальный образ протагониста, в котором любой из нас предстает в своем воспаленном воображении. Создавая некий псевдо-идеал себя, человек требует, капризничая, словно избалованный ребенок, от своего "зеркала" полной отдачи. Рано или поздно наталкиваясь на глухую стену, лишь эхом возвращающую ему эти истеричные требования понять, услышать, безоговорочно впитать каждое слово, каждую мыслишку. Зацикленный на себе разум ищет призрачную чашу, наполненную несуществующей блажью. Мозаика человеческих чувств и желаний в своем многообразии повторяет один и тот же орнамент снова и снова, как цикличные волны скамьи Гауди. Тысячи тысяч туристов повторяют обряд присаживания на пестрый каменный организм, но никто из них никогда не станет его частичкой, не примет участие в причудливой игре, оставаясь пассивным наблюдателем. Камень остается камнем, человек остается собой.

Люди не хотят быть одиноки. Люди боятся быть одиноки. Они бродят по выдуманным улицам ими же созданных и разрушенных городов, наполняют бокалы вином, которое в каждой глотке сворачивается в сгустки крови, подбадривая друг друга желчными возгласами. Смрад средневекового Арканара переродился в ароматы уличных лежанок Парижа с вальяжно растопырившимися конечностями целых семейств, а по соседству бородатые рефлексирующие щеголи поглощают не менее ароматные сыры и изливают друг в друга потоки цифровой информации. Опьяненные друг другом, они полируют зеркало рядом с собой, что отражает другое зеркало, и вот перед нами коридор, по которому, казалось бы, можно идти вперед без оглядки. Мираж, призрак, вселяющий надежду.
Раньше я представляла себя внутри неуловимого глазу круглого шара, что вращается, когда я иду. Этот шар имел тончайшие прозрачные стенки, сквозь которые я могла видеть все вокруг, но оставаться неуязвимой. Теперь я его больше не вижу.

Tags: